Дмитрий Бавырин. Интересные детали Парижского соглашения по климату

Насчет Парижского соглашения, из которого вышел Трамп, интересно вот что.

Россия была его активным лоббистом. Более того, уламывала тех, кто ее мнение слушает — Китай, Индию, Казахстан. Почему — вопрос открытый. Путин вообще неравнодушен к темам, связанным с экологией, возможно, это что-то личное. Да, подписываемся на неудобства, в то же время мы (в силу смерти промышленности в 90-е и некоторых особенностей географии) формально уже много каких требуемых показателей достигли, тогда как в обмен идет прогрессивный экологический престиж. Наконец, я слышал версию, что нормативы воспринимаются как мотивирующий фактор, например, к уменьшению энергопотерь, что нам самим очень выгодно.

Рождался документ в муках, зато подписывали его всем миром, на высшем уровне, с помпой. Путин выступал и призывал беречь природу. На дворе, напомним, 2015-й год — пик «изоляции».

С тех пор соглашение ратифицировали в сотне стран. Китай ратифицировал. Казахстан ратифицировал. Индия, скепсис и неудовольствие которой были наиболее велики, ратифицировала. А США ратифицировали чуть ли не в ускоренном порядке.

При этом Парижское соглашение до сих пор не ратифицировали арабы, Центральная Африка, карликовые государства, Мьянма с Венесуэлой и — внезапно — Россия. А если что-то про него в местных новостях и слышно, то лишь в контексте того, как промышленность уговаривает Кремль задвинуть ратификацию в самый темный угол календаря друидов.

Теперь из соглашения выходит Трамп, значит, Китай с Индией на соглашение тоже какать будут, и смысла в нем никакого нет (его изначально было немного).

Выводы? Нет у меня выводов. Я верю в дядю Дональда.

Дмитрий Бавырин, журналист